Юлий Таубин

Сирано де Бержерак

Изморозь весь застилает свет,

Размытый дождями тракт...

С разбитою лютней идет поэт

Сирано де Бержерак.

 

Жизнь незаметно, как призрак прошла,

Покинута где-то труна,

Нет своего родного угла,

Никто не подаст вина.

 

И лет кавалькальды никто назад

Не может отринуть бег...

Лишь месяц смеется, как толстый аббат,

Над торбой поэтовых бед.

 

Изморозь весь застилает свет,

Как смерть прокаженных барак.

С разбитою лютней идет скелет

Сирано де Бержерак.

 

Он старые песни заводит свои,

На мой заступив порог,

И вот чем душу опять бередит

У самых моих ворот:

 

«...Я много увидел и много узнал,

Я жил, как живет менестрель,

Пока не порвалась - увы! - струна,

В гроб не загнала дуэль.

 

За мной из дворца спешили гонцы,

Их шпагой колол, как шутов.

Я женщин любил, как любят юнцы,

А больше - слова про любовь.

 

Я спал в гробу столько сотен лет,

И мне надоел покой...

Я встал и стучу, презрев этикет,

Израненною рукой.

 

...Впусти, впусти меня, брат-поэт,

Устал, занемог я, зачах,

Слишком вокруг изменился свет,

И все утонуло в веках.

 

Увидел я - ныне поэты уже

Не слышат гармонии слов...

Они попрятались от дождей

За писчей бумагой столов...

 

Много свет видел позорных драм,

Но были поэтами мы,

А тут поэт составляет план

Своих прозаичных былин.

 

...Впусти, впусти меня, брат-поэт,

Я скоро навеки засну...

Оставлю печальный, как оспа, свет

И лягу в свою труну...

 

Вот утро сгоняет далекий туман...

Пусти, дорогой, меня, - так

Еще не просил поэт-дуэлянт

Сирано де Бержерак...»

 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Туман расплывается над землей,

Солнце ткет огненный шнур,

С укором на мир засмотрелись мой

Очи старых гравюр...

 



Перевод: Генадзь Рымскі

Беларуская Палічка: http://knihi.com