Лариса Гениюш

Стихи

 

МИНУВШИЕ ДНИ

 

Отцвели белой яблони цветом,

как ночные погасли огни,

отзвенели колосьями летом

золотые над Нёманом дни.

 

Когда с пряслица ниткой льняною

жизни доля сновала ясней,

а под звездною неба красою

мучил сердце в ночи соловей.

 

Будто сказками вечер чудесный

душу звездами тешил весной

и наполнил еще неизвестной

неизбывной тоскою хмельной.

 

Лаской нежною солнышко грело,

мысли ветер-певун развевал,

когда девицу-вишенку в белом

с кленом пышным он в поле венчал.

 

Отцвели, отцвели, отзвенели,

как ночные погасли огни,

недопряденной ниткой кудели

золотые над Нёманом дни.

 

1941

 

 

В ОСЕННИЙ ДЕНЬ

 

Иду печальным тихим садом,

багрянец ветер вдаль унес,

и только горстью крупных слез

свисает ветка винограда.

 

Над трав зеленым водопадом

не заплетают вербы кос,

не тешит липа медом грез,

и яблонька не манит взглядом.

 

И не сирень пахучим чадом,

а на кустах зацвел мороз,

лишь градом крупных горьких слез

свисает ветка винограда.

 

1945-1947

 

 

ГРАВЮРА

 

Черный узор - на деревьях безлистых

воронов стая венками легла.

Каркают утром унылым и мглистым

черную песню над тишью села.

 

Может, им жалко листвы шелестящей,

сорванной ветром с веселых ветвей,

колоса в поле печально-звенящего,

плачущего о судьбине своей?

 

Дни провожают?

А может, встречают

тучи со снегом? Накрыли дворы -

кружат и кружат - не улетают...

 

Черная графика грустной поры.

 

 

В МИНУТУ БОЛИ

 

Белоснежные гуси летят в край далекий.

Облака розовеют рожденьем зари.

Со святых родников моей песни истоки.

На земле беларусской

                                    мои алтари.

 

Ветви в росной красе,

птицы в вольном раздолье,

звонкий щебет рождает

                                        волненье в крови.

На извечном пустынном измученном поле

бороздой привалило мечтанья мои.

 

Зерна слез и надежд

                                  прорастут непременно.

Жалит сердце мне боль,

                                          как змеиный укус.

Поменяла покой на служенье и верность

за тебя,

о родная моя Беларусь!

 

Удивляет друзей сердца слабого мягкость.

Ох, не ранила б жизнь моя крыльев и грез!

Мне в минуту тяжелую нужно поплакать.

Я ведь женщина, женщина...

                                              Значит - из слез.

 

Можно вынести горе, опасность, пусть сложно,

но стерпеть.

Принеси горьких трав из аптек.

Так болит, что не плакать уже невозможно.

Камень выдержит, но не живой человек.

 

Доводилось еще

                           с бесприютом сражаться.

От тоски ж не спасают микстуры, года...

Без горячей слезы как с любимым расстаться,

если эта разлука навек?

                                        Навсегда?

 

(Перевод: В.Соловьева)

 

 

ЗЭЛЬВА

 

Птицею раненой солнышко на небе

Держится, клонится, падает вниз.

Снова забелено небо над Зэльвою -

Густо дымы поднялись.

 

Тропку осеннюю листья усеяли,

Книжка за пазухой у паренька,

Тонет в Зэльвянке леска с приманкой,

Дальше - влюбленные и облака.

 

 

* * *

 

С гурьбою бродяг отважных

Для Отчизны судьбу искать

Ночью вьюжной уйдешь однажды -

Я не стану тебя держать.

 

Не прижмусь со слезами к сердцу,

Хоть заслонит мне горе свет,

Лишь останется жаркий, терпкий

На губах от губ моих след.

 

Пусть тебя поцелуй не встревожит,

Но в кровавом бою поймешь:

Уходя, в свой мешок дорожный

Ты и душу мою кладешь.

 

Верь, не стану горькой страдалицей,

Жертвой, брошенной позади.

Если в ночь позовут постояльцы,

Я скажу тебе только: иди!

 

 

* * *

 

Ты царь земли, я царь своим решеньям,

И значит - ты не властен надо мной.

Неправый суд судью накроет тенью,

Алтарь разбив, не обретешь покой.

 

Тюремщика увидишь в верном страже,

Меча больнее - совести укол.

А я пройду, и люди тихо скажут:

То человек дорогою прошел!

 

(Перевод: М.Куновская)

 




Беларуская Палічка: http://knihi.com