Сакрат Янович

Бал нуворишей

Новый год встретили сперва в гмине*. Это там в полночь бабахнуло: поддатый войт выхватил у начальника полиции ракетницу, сунул дуло под подол своей милки и с криком «виват!» выстрелил. Бабонька даже испугаться не успела, а ракета (благо, юбка сзади была с разрезом) жахнула прямо в буфет и подожгла ящик со спиртными напитками. Бутылки взрывались, брызгая на мужчин синими искрами, но мужчины не отступали, храбро спасали выпивку. Пока горела житневка и мерцали коньяки, ситуация была не безнадежной. Ошибку допустил потом сам войт – стал заливать языки пламени газировкой из сифона. Вода только поддала жару, смешиваясь с ройял-спиртом, пары его сразу вспыхнули, а спирта этого было до хрена: конфисковали у российских контрабандистов, которых похватали еще на предрождественском базаре.

* Единица административно-территориального деления в Польше, район. Здесь – здание.

Женщины всполошенным кагалом выбежали на улицу, то галдели, как гусыни, то умолкали, прислушиваясь к долетавшим до них из банкетного зала командам: «Онучами гаси, дубина!»

Детонация российских бутылей, правда, оказалась не столько опустошительной, сколько шуму наделала. Открыли окно, и волна воздуха задула поверхностный пожарец. Осталось облако прозрачного дыма с дурманным запахом алкогольных ингредиентов. Протрезвевшие спадары, засупоненные галстуками, торопливо умывались в туалете, цветастые спадарыни наводили порядок на столах. После чего всем обществом дождались войта с возлюбленной. Она, причесанная под Мерилин Монро, чмокнула своего кавалера в жирную щеку и пропела сиплым голосочком: «Бедулечка ты моя!» Он, браво приосанившись, как унтер на смотре, выкатил глаза и зычно, аж начальник полиции вытянулся в струнку и щелкнул каблуками, гаркнул: «Гу-у-у-ля-ем!»

И началась решительная, принципиальная пьянка (теперь за счет владельца магазина Махлярчика).

Своя компания новогодила у мясника Козореза и своя – у мельника Пыталя. Сельские зануды в тот вечер нигде на показывались, дремали у телевизоров, по которым показывали обычную праздничную х...

Козорез проявил фантазию: прицепил к хвостикам двух своих котят стерженьки бенгальского огня и поджег. Беленький котенок, выпущенный под всеобщий хохот во двор, помчался, роняя с пружинистого хвостика веселые искры, в сарай, рыженький сиганул в распахнутые двери гаража. А гараж загромоздили недавно канистрами с бензином, свезли весь местный запас горючего. Беленький котенок подпалил в сарае солому, но сарай, может, и потушили бы, но тут в гараже рванули канистры – из дверей повалили клубы пламени, шипя, как сказочные Змеи Горынычи... Ну и приехала за Козорезом из города карета «скорой помощи»!..

Пыталь же забавлялся спокойно. После полуночи уговорил кого-то из своих гостей покататься в автомобиле по уснувшим улочкам. Катаясь, Пыталь беспрерывно нажимал на клаксон, бибикал и, опустив боковое стекло кабины, бросал под плетни и за плетни бумажные петарды. Было на что поглядеть: вспыхивал в темных окнах свет, лаяли и скулили от страха дворняги, срывались с ночлега на старых деревьях и каркали перепуганные вороны, стремглав разбегались ночевавшие в заброшенных сараюшках и гумнах дикие зверушки.

Но хоть и родились в ту ночь в нашей округе новые веселенькие забавы, одним новшеством не обошлось. Остальные сельчане не стали ломать голову, что бы такоепридумать, а озоровали по старинке, задавая соседу задачку: снимали с петель ворота и уносили куда подальше, на чужое подворье, чтоб соседушка утром побегал! А я и этого никому не сделал, самому себе только. Еще под вечер снял с петелек дверцу своей калиточки вместе со щеколдой и припрятал. Пусть кому-то приятно будет увидеть, что кто-то уже надо мною потешился...

Однако, пережив аттракционы нашей новой буржуазии, я с некоторым страхом жду следующего Нового года. Что еще придумает тогда войт, а что – Козорез и Пыталь?!



Перевод: Валентин Тарас

Беларуская Палічка: http://knihi.com