Валентин Тавлай

Товарищу моей весны

Нашим путям не сойтись, вероятно, моя дорогая:

Затонули они далеко - и один, и другой...

Ты узнаешь по песне, что в звонком огне догорает

И весеннее сердце хранит от тюремной печали глухой.

 

Без меня, молодая, иди, - пусть березы над нами не плачут

И на сердце твое не роняют пронзительно грусть,

Разве можно тужить, что дороги уходят иначе

В бесконечный простор, поделив боль души как-нибудь?

 

Распрощался со многим, с весной, но нельзя только с нашей.

Как, скажи, без нее мне дожить до последних минут?

Помню: встретили как-то с тобой мы шиповник опавший,

Но глаза расцвели, вспыхнув красками, как изумруд.

 

Хоть шиповник отцвел - и давно, но осталась непрошено радость:

Лепестки сохраняют полуденный цвет хрусталя,

Пронесу через жизнь, не подвластно ни бурям, ни граду,

Чтобы сердце теплело, приветливо зрели поля.

 

А как стежка моя за высокой стеной оборвется,

На решетках крылом опадет окровавленный флаг,

Ты взгляни, дорогая, тепло, если вдруг доведется,

С приграничной дороги весны - на метелистый шлях...

 

Будет песня, как жаворонок, звенеть над полями,

Прилетит и к тебе - сироту ты прими веселей...

Теплой пахарской щедрой ладонью мы жизнь разбросали,

Чтобы весны цвели для людей и на этой несчастной земле.

 

1936

 



Перевод: Генадзь Рымскі

Беларуская Палічка: http://knihi.com