epub

Сяргей Давідовіч

На распутье

Я шлялся по притонам тайным

И по сомнительным друзьям.

И стал участником случайным

Событий — их открою вам.

 

В те годы был я свят и молод,

Стремился к звездам, а не вниз.

Духовности насущной голос

Меня преследовал и грыз.

 

Но разве девственность и святость

Для кабаков и пьяных сцен?

Разгульная их неопрятность

Взяла меня в свой мутный плен.

 

Нас формирует окруженье,

Неистребимость бытия.

Иные с ним ведут сраженья,

Свое отстаивают «я».

 

Свое же «я», свое же мненье,

Я окружению вручил.

Куда меня несло теченье,

Туда безропотно и плыл.

 

И направлял я бесшабашно

В заблудший свет свои стопы

О, этот узурпатор страшный —

Всеволье масс, синдром толпы.

 

Что это? Придурь? Срам до жути?

Или прощальный взмах крыла?

Ведь я, интеллигент по сути,

С бомжом пил с одного горлá.

 

Однажды привела дорога

К друзьям на праздничный обед.

Шутили плоско, пили много,

Несли какой-то пьяный бред.

 

Тут друг свою жену ударил,

Расквасил нос и губы вкровь.

За то, что с нею я «базарил»

Про жизни смысл и про любовь.

 

Есть и у подлости в начале

Свое начало всех начал —

Все гости тупо промолчали,

И я трусливо промолчал.

 

Нет, я всерьез, не понарошку,

Стал неразборчив, худ и сиз.

И по извилистой дорожке

Катился и катился вниз.

 

Себя я превращал в мочало,

Хирел от пьянства и тоски.

Меня все это поглощало,

Словно зыбучие пески.

 

Таким, как я, живется худо,

Действительность, как страшный сон.

Я не работал, а откуда

Брать деньги на «похмелеон»?

 

Не опохмелишься — и крышка,

Но я пел выдумке хвалу —

Заталкивал костыль под мышку,

И становился на углу.

 

— Подайте, люди, инвалиду,

Афганцу, видевшему ад!..

Без костыля я жалок с виду,

А тут — герой, хоть без наград.

 

А тут — дитя судьбы-злодейки,

Смерть видевшее на войне.

И люди кровные копейки

Сердечно отдавали мне.

 

Свою судьбу я крыл и крою,

Зато был постоянно пьян.

И этим оскорблял героев,

Тех, кто прошел через Афган.

 

Паденье вниз, дурные вести,

Не отравляли жизни мне.

Я был без совести и чести,

Ведь я их утопил в вине.

 

Как ноги тащит пес от чумки,

Так я судьбу свою волок.

Однажды я украл из сумки

У старой бабки кошелек.

 

В нем были крохи, их хранила

Старушка, может быть на хлеб?

А я купил себе «чернила» —

Вершину всех своих потреб.

 

Вершина пропастью бездонной

Явилась мне на много лет.

Я жил, грядущего лишенный,

А в общем — жил я или нет?

 

За это каждый лично платит,

Что есть у жизни на счету...

А я заканчиваю. Хватит!

Довольно! Подвожу черту.

 

* * *

О, Господи! Какое счастье,

Я прекращаю этот бред!

Нарисовал я в одночасье

Свой... Нет, совсем не свой портрет.

 

Да, я пока что свят и молод

И не вкусил сей страшный грех.

Я, к счастью, жизнью не расколот,

Словно не вызревший орех.

 

Мне, как и многим, неохота

Богатство потерять свое —

Друзья есть, девушка, работа,

Есть хобби, «планов громадье».

 

А жизнь вокруг — какое чудо!

Живи, дерзая и любя.

Я был бы форменным Иудой,

Когда бы предал сам себя.

 

Представил я, а что бы было,

Какой бы я платил ценой,

Когда бы дьявольская сила

Вот так же овладела мной?

 

Ведь я нарисовал картину,

Когда и белый свет не мил.

Я следствие, а не причину,

Изобличил, изобразил.

 

Причина — в нас, ее мы пылко

Храним, покуда будем жить...

Передо мной стоит бутылка

С названьем: «Пить или не пить?»

2015


2015

Тэкст падаецца паводле выдання: Давідовіч, С.Ф. Збор твораў. У 5 т. Т. 2. Паэмы / Сяргей Давідовіч. - Мінск: Беларускі рэспубліканскі літаратурны фонд, 2016. - 751 с.

Беларуская Палічка: http://knihi.com